Финальные результаты исследования CLEOPATRA по изучению пертузумаба у больных метастатическим раком

Патологический процесс

В этом году Алешиной назначили химиотерапию из трех препаратов: герцептин, доцетаксел, пертузумаб. Ольга лечилась по квоте, поэтому терапия должна была быть оплачена ей из госбюджета. Однако в московской городской онкологической больнице №62 пациентке заявили, что пертузумаб предоставить не могут, потому что его нет в системе госздравоохранения РФ. В Минздраве подтвердили, что препарат за госсчет не предоставляется.

Ольга решила обратиться за ним в частный медцентр: «Как я могла проходить лечение в онкодиспансере №2, если у них не было главного препарата, который мне был необходим? Терять время было опасно, поэтому мне пришлось заплатить два миллиона рублей за химиотерапию в платной клинике», – рассказала «НИ» Ольга Алешина.

Другие два препарата она пыталась получить бесплатно: «Но мне отказали. В онкодиспансере показали распоряжение, которое запрещает предоставлять лекарства бесплатно, если человек лечится в другом медицинском учреждении. И вот что мне было делать – умирать?»

Посоветовавшись с юристами, женщина решила попытаться получить от государства компенсацию за химиотерапию. Алешина написала в сам онкодиспансер, в Минздрав РФ и уполномоченному по правам человека в Москве. Все ведомства перенаправили ее жалобу в департамент здравоохранения Москвы, куда женщина уже обращалась, когда пыталась пройти химиотерапию бесплатно. В столичном депздраве ее перенаправили в онкодиспансер. В самом учреждении на письмо отвечать не стали.

«Я хочу вернуть эти деньги, поскольку должна была получить лекарства бесплатно, – сказала «НИ» Ольга Алешина. – У моей семьи уже средств не осталось, чтобы дальше меня поддерживать. Мне просто не на что будет в дальнейшем лечиться и восстанавливаться».

В департаменте здравоохранения Москвы «НИ» подтвердили, что пациентке не могли предоставить ни пертузумаб (из-за того, что он не закупается для госучреждений), ни другие два препарата (из-за того, что Ольга была вынуждена лечь в частную клинику). В ведомстве удивились, что женщина отказалась лечиться в одном из лучших столичных онкодиспансеров. «Есть приказ департамента здравоохранения от 16 января 2006 года №14 «О дальнейшем совершенствовании службы амбулаторной химиотерапии онкологических больных», по которому выписка лекарственных препаратов онкологическим больным, проходящим лечение в федеральных и других ведомственных лечебных учреждениях, запрещена. Значит, назначенное лечение Ольге Алешиной необходимо проводить в медицинских организациях государственной системы здравоохранения города Москвы, оказывающих специализированную первичную медико-санитарную помощь по месту жительства», – ответили «НИ» в столичном депздраве.

В Минздраве жалобу онкобольной почему-то рассматривал департамент организации медицинской помощи и санаторно-курортного дела Министерства здравоохранения РФ. В ноябре (спустя почти два месяца после обращения) Ольге Алешиной прислали ответ, что такими вопросами занимается каждый субъект самостоятельно, поэтому «обращение направлено в Министерство здравоохранения Республики Коми для организации необходимой медицинской помощи в установленном порядке» (документ имеется в распоряжении «НИ»). И это при том что женщина не имеет никакого отношения к Республике Коми. Когда Алешина обратилась в Минздрав и указала на ошибку, ей пообещали разобраться. С тех пор новостей от ведомства нет. «Понятно, что это ошибка. Но почему в этом не признаться и не прислать мне нормальный ответ?» – сказала «НИ» женщина.

Пациентка должна была обратиться к прокурору, и необходимый препарат в онкодиспансере тут же появился бы, убежден в беседе с «НИ» президент «Лиги защиты пациентов» Александр Саверский: «Сначала нужно было написать письменное обращение к главврачу. И если ничего бы не изменилось, то идти к прокурору. Как правило, уже на этом этапе решается 80 процентов таких случаев». По его словам, женщина вправе обвинить онкодиспансер в неоказании медицинской помощи: «Это логично, что пациентка требует возместить расходы на лечение, которое государство должно предоставлять бесплатно. Главное – доказать факт обращения и отказ в проведении химиотерапии».

Сейчас Ольга Алешина ждет ответов из Министерства здравоохранения, чтобы подать заявление в суд и таким образом вернуть деньги, затраченные на терапию. Ольге нужно успеть до конца декабря: потом ее ждет операция и восстановление, на которые уйдет не меньше двух месяцев. А потом – новый курс химиотерапии. Оплачивать ее из своего кармана она больше не может: «У моей семьи уже нет денег. Одна капельница стоит почти 100 тысяч рублей. Она мне нужна раз в три недели. И так 12 курсов. Если не дадут бесплатно, не знаю, что и делать».

Пертузумаб отзывы больных

Рош (SIX: RO, ROG; OTCQX: RHHBY) объявила о том, что Управление по контролю качества продуктов питания и лекарственных средств США (FDA) приняло дополнительную заявку компании (sBLA) на применение режима с препаратом Перьета ® (пертузумаб) до операции (неоадъювантная терапия) у больных ранним HER2-позитивным раком молочной железы. FDA предоставило заявке статус приоритетного рассмотрения, решение будет принято до 31 октября 2013 года.

Читайте также:  Что означает кал темного цвета КТО ЧТО ГДЕ

«Наилучшие результаты лечения при раке молочной железы достигаются на ранних стадиях, до появления отдаленных метастазов, – сказал Хал Баррон доктор медицины, главный медицинский директор и глава глобального подразделения по разработке лекарственных препаратов компании Рош. – Мы ждем с нетерпением совместной работы с FDA, для того чтобы предоставить эту потенциальную возможность больным ранним HER2-позитивным раком молочной железы как можно скорее».

Неоадъювантная терапия – это вариант лечения, проводимого после постановки диагноза, но до оперативного вмешательства при ранних стадиях рака молочной железы (когда опухоль еще не распространилась за пределы молочной железы и лимфатических узлов). Целью неоадъювантной терапии является уменьшение объема опухоли, что может упростить хирургическое удаление новообразования или позволить провести органосохраняющую операцию. В настоящее время нет утвержденных FDA лекарственных препаратов, применяемых в неоадъювантном режиме для лечения онкологических заболеваний. Для оценки эффективности неоадъювантной терапии при раке молочной железы принято использовать показатель полного морфологического ответа (pCR). Полный морфологический ответ – состояние, когда на момент операции опухолевая ткань не обнаруживается. Препарат Перьета уже одобрен в США и Европе для лечения HER2-позитивного метастатического рака молочной железы.

Перьета является лекарственным средством персонализированной медицины, которое нацелено на рецептор HER2, содержащийся в больших количествах на внешней поверхности опухолевых клеток HER2-позитивных злокачественных новообразований. Комбинация Перьеты, Герцептина и доцетаксела, как полагают, обеспечивает более полную блокаду сигнальных путей HER.

Право на приоритетное рассмотрение предоставляется FDA таким лекарственным средствам, которые, по мнению FDA, способны значительно улучшить лечение, профилактику или диагностику заболевания.

Заявка компании Рош основана преимущественно на результатах исследований II фазы NEOSPHERE и TRYPHAENA по применению Перьеты для лечения больных ранними стадиями HER2-позитивного рака молочной железы, а также на долгосрочных данных по безопасности, полученных в исследовании III фазы CLEOPATRA по применению Перьеты для лечения метастатического HER2-позитивного рака молочной железы.

Об исследовании NEOSPHERE

Исследование NEOSPHERE (Neoadjuvant Study of Pertuzumab and Herceptin in an Early Regimen Evaluation) представляет собой международное, рандомизированное, многоцентровое исследование II фазы. В исследование было включено 417 пациентов с впервые выявленным HER2-позитивным местно-распространенным раком молочной железы, с воспалительной формой заболевания или пациентов с ранними стадиями HER2-позитивного рака молочной железы. До хирургического вмешательства (неоадъювантная терапия) эти женщины были рандомизированы в четыре рукава исследования. Первичной конечной точкой была частота полного морфологического ответ, pCR). Вторичные конечные точки включали клинический ответ, время до клинического ответа на лечение, оценку безопасности, выживаемость без признаков заболевания (ВБПЗ), частоту органосохраняющих операций и оценку биомаркеров.

  • Комбинация Перьеты, Герцептина и доцетаксела значимо улучшает показатель pCR на 58% в сравнении с терапией Герцептином и доцетакселом (45,8% и 29,0% соответственно, p=0,014).
    • pCR 29,0% в группе пациентов, получавших Герцептин и доцетаксел
    • pCR 45,8% в группе пациентов, получавших Перьету, Герцептин и доцетаксел
    • pCR 16,8% в группе пациентов, получавших Перьету и Герцептин
    • pCR 24,0% в группе пациентов, получавших Перьету и доцетаксел
  • Применение комбинации Перьеты, Герцептина и доцетаксела не приводило к значимому увеличению нежелательных явлений (НЯ), в том числе и НЯ со стороны сердечно-сосудистой системы, в сравнении с терапией Герцептином и доцетакселом.
  • Наиболее частыми тяжелыми НЯ (степени 3 и выше) при применении Перьета – содержащих режимов были нейтропения (снижение числа лейкоцитов определенного типа, 44,9%), фебрильная нейтропения (лихорадка, связанная со снижением числа лейкоцитов определенного типа, 8,4%) и диарея (5,6%).

Об исследовании TRYPHAENA

Исследование TRYPHAENA (ToleRabilitY of Pertuzumab, Herceptin and AnthracyclinEs in NeoAdjuvant breast cancer) – рандомизированное, многоцентровое исследование II фазы с участием 225 пациентов с впервые диагностированным HER2-позитивным местно-распространенным раком молочной железы, воспалительной формой заболевания или раком молочной железы на ранних стадиях. Пациентки были рандомизированы для лечения одним из трех неоадьювантных Перьета – содержащих режимов. Первичной конечной точкой была оценка нежелательных явлений со стороны сердечно-сосудистой системы. Вторичные конечные точки включали показатель pCR, частоту клинического ответа, частоту органосохраняющих операций, выживаемость без признаков заболевания (ВБПЗ), выживаемость без прогрессирования заболевания (ВБП), общую выживаемость (ОВ) и оценку биомаркеров. Результаты исследования показали следующее:

  • Статистическая мощность исследования не позволила провести сравнение в трех группах. Показатель pCR в трех группах был следующим:
    • pCR 61,6% при применении Перьеты, Герцептина и антрациклин – содержащей химиотерапии, с последующим назначением Перьеты, Герцептина и доцетаксела
    • pCR 57,3% при антрациклин – содержащей химиотерапии с последующим применением Перьеты, Герцептина и доцетаксела
    • pCR 66,2% в группе пациентов, не получавших антрациклины (Перьета, Герцептин, доцетаксел и карбоплатин)
  • Ни в одной из исследуемых групп не наблюдалось каких-либо новых или неожидаемых НЯ со стороны сердечно-сосудистой системы или прочих НЯ. Выявленные НЯ соответствуют полученным в предыдущих исследованиях Перьеты, Герцептина и химиотерапии, применяемых как в комбинации, так и в режиме монотерапии.
  • Наиболее частыми тяжелыми НЯ в любой из трех исследуемых групп были:
    • В группе с одновременным применением препаратов: нейтропения (47,2%), лейкопения (снижение общего числа лейкоцитов, 19,4 %) и фебрильная нейтропения (18,1%)
    • В группе с последовательным применением препаратов: нейтропения (42,7%), лейкопения (12,0%) и фебрильная нейтропения (9,3%)
    • В группе пациентов, не получавших антрациклины: нейтропения (46,1%), фебрильная нейтропения (17,1 %), анемия (снижение числа эритроцитов, 17,1%), а частота диареи, лейкопении, анемии и тромбоцитопении (снижение числа тромбоцитов) была равна 11,8% для каждого НЯ.

    В продолжающемся исследовании III фазы APHINITY препарат Перьета оценивается в адъювантной терапии (после хирургического вмешательства). В исследовании сравнивается комбинация Перьеты, Герцептина и стандартных режимов адъювантной химиотерапии с Герцептином и стандартными схемами адъювантной химиотерапии у больных ранним HER2-позитивным раком молочной железы. В исследование будет включено около 4800 женщин, первичной конечной точкой является выживаемость без признаков инвазивного заболевания (IDFS).

    О препарате Перьета

    Препарат Перьета был специально разработан для предотвращения образования пар (димеризации) между HER2-рецептором и другими рецепторами семейства HER на поверхности клеток (EGFR/HER1, HER3 и HER4). Считается, что данный процесс играет важную роль в предотвращении гибели опухолевых клеток и росте злокачественного новообразования. Связывание препарата Перьета с HER2-рецептором может также маркировать опухолевые клетки для иммунной системы, что приводит к их последующему уничтожению. Считается, что механизмы действия препаратов Перьета и Герцептин дополняют друг друга, так как оба препарата связываются с разными участками HER2-рецептора.

    О раке молочной железы

    Во всем мире рак молочной железы является наиболее частым онкологическим заболеванием у женщин. Ежегодно во всем мире диагностируется примерно 1,4 миллиона новых случаев РМЖ, примерно 450 тысяч женщин погибает от этого заболевания. При HER2-позитивном раке молочной железы на поверхности опухолевых клеток присутствует избыток HER2-рецепторов. Данное явление носит название «позитивный HER2-статус» и диагностируется у 15-20% женщин, страдающих раком молочной железы. HER2-позитивный рак молочной железы является особенно агрессивной формой данного заболевания.

    Компания Рош входит в число ведущих компаний мира в области фармацевтики и является лидером в области диагностики in vitro и гистологической диагностики онкологических заболеваний. Стратегия, направленная на развитие персонализированной медицины, позволяет компании Рош производить инновационные препараты и современные средства диагностики, которые спасают жизнь пациентам, значительно продлевают и улучшают качество их жизни. Являясь одним из ведущих производителей биотехнологических лекарственных препаратов, направленных на лечение онкологических заболеваний, тяжелых вирусных инфекций, аутоиммунных воспалительных заболеваний, нарушений центральной нервной системы и обмена веществ и пионером в области самоконтроля сахарного диабета, компания уделяет особое внимание вопросам сочетания эффективности своих препаратов и средств диагностики с удобством и безопасностью их использования для пациентов. Компания была основана в 1896 году в Базеле, Швейцария, и на сегодняшний день штат ее сотрудников составляет более 82 000 человек. Инвестиции в исследования и разработки в 2012 году составили более 8 миллиардов швейцарских франков, а объем продаж группы компаний Рош составил 45,5 миллиарда швейцарских франков. Компании Рош полностью принадлежит компания Genentech, США и контрольный пакет акций компании Chugai Pharmaceutical, Япония. Дополнительную информацию о компании Рош в России можно получить на сайте www.roche.ru

    Все товарные знаки, использованные или упомянутые в данном пресс-релизе, защищены законом.

    Пертузумаб: рекордная выживаемость при HER2-положительном метастатическом раке молочной железы

    Данные исследования CLEOPATRA показывают, что комбинация «пертузумаб + трастузумаб + доцетаксел» наиболее эффективна в первой линии терапии HER2-положительного метастатического РМЖ.

    Клинический случай

    Больная Б. 1952 г. р.

    Диагноз: рак левой молочной железы T4bN1M0, состояние после комплексного лечения в 2008 г. Прогрессирование в 2009 г. Метастатическое поражение костей и печени (IV клиническая группа).

    В марте 2008 г. выявлен рак левой молочной железы T4bN1M0. Гистологическое заключение (трепан-биопсия) – инфильтрирующий рак молочной железы. При иммуногистохимическом исследовании рецепторы эстрогенов – 7, рецепторы прогестерона – 4, HER2-«3+». Было проведено комплексное лечение: четыре цикла неоадъювантной химиотерапии по схеме FAC (фторурацил, доксорубицин, циклофосфамид), радикальная мастэктомия по Маддену слева, послеоперационная лучевая терапия (40–46 Гр), четыре цикла адъювантной химиотерапии по схеме FAC (суммарная доза доксорубицина – 326 мг/м 2 ). Гистологическое исследование послеоперационного материала: инфильтрирующий протоковый рак, первая степень лечебного патоморфоза. Метастаз в одном из 16 лимфоузлов. Адъювантная химиотерапия завершена в ноябре 2008 г. В декабре 2008 г. пациентка начала получать тамоксифен 20 мг/сут.

    Прогрессирование заболевания в декабре 2009 г. Выявлен метастаз в правом тазобедренном суставе. Проведена лучевая терапия 25 Гр (по 5 Гр) на эту область. В январе 2010 г. обнаружены метастазы в печени. В феврале 2010 г., по данным компьютерной томографии органов грудной клетки, брюшной полости и малого таза с внутривенным контрастированием, в печени (рис. 2) определены множественные метастатические очаги. Наибольшие из них в S7 – 7 × 6 см, S5/S8 – 6,5 × 4,2 см, S8 – 3,7 × 2,9 см, S3 – 3,1 × 2,2 см, S1 – 4 × 2,3 см. Кроме того, были обнаружены множественные метастазы в костях таза.

    С февраля 2010 г. больная стала участницей исследования CLEOPATRA. Пациентке проведено шесть циклов химиотерапии в сочетании с таргетной терапией: пертузумаб назначали в нагрузочной дозе 840 мг, затем по 420 мг один раз в три недели, трастузумаб в нагрузочной дозе 8 мг/кг, затем по 6 мг/кг один раз в три недели, доцетаксел в дозе 75 мг/м 2 один раз в три недели. Эскалация дозы доцетаксела не проводилась. При первой оценке через девять недель от начала терапии (после трех циклов) отмечался частичный ответ очагов в печени, очаги уменьшились на 31,6% по критериям RECIST (рис. 3). При оценке ответа на терапию через 18 недель от ее начала эффект продолжал нарастать и регресс измеряемых очагов печени составил 40,3% по сравнению с размерами очагов до лечения. После проведения шести циклов, с июня 2010 г., больная перестала получать доцетаксел и получала только таргетную терапию «пертузумаб + трастузумаб» один раз в три недели. Размеры метастатических очагов печени продолжали уменьшаться. Через 27 недель от начала терапии регресс составил 51%. При проведении компьютерной томографии через 36 недель от начала лечения регресс очагов составил 62,9%: в S7 – 2,9 × 1,6 см, S5/S8 – 5,2 × 2,9 см, S8 – 0,9 × 0,5 см. Очаги в S3 и S1 перестали определяться (рис. 4). В костях таза сохранялась стабилизация. При этом полностью отсутствовал болевой синдром.

    Достигнутый в октябре 2010 г. частичный ответ сохраняется по настоящее время (рис. 5). Длительность первой линии терапии на данный момент составляет 79 месяцев. Состояние пациентки в течение терапии удовлетворительное (ECOG 1). Нежелательные явления были связаны только с терапией доцетакселом – нейтропения 3–4-й степени, тошнота 2-й степени, алопеция 2-й степени. С момента окончания терапии доцетакселом нежелательных явлений, связанных с применением трастузумаба или пертузумаба, не зарегистрировано. Гематологической и негематологической токсичности не зафиксировано. Масса тела пациентки остается стабильной. Больная ведет активный образ жизни. Показатели качества жизни, оцениваемые по опроснику FACT-B, стабильны в течение шести лет.

    Рассмотренный клинический случай иллюстрирует высокую эффективность комбинации «пертузумаб + трастузумаб + доцетаксел» в первой линии терапии метастатического HER2-положительного РМЖ. У пациентки имели место множественные висцеральные метастазы, распространенность метастатического процесса послужила показанием к проведению агрессивной химиотерапии в сочетании с таргетной терапией. У больной был определен суррогатный подтип опухоли – люминальный В (HER2-положительный). Стандартной терапией на момент включения пациентки в исследование считалась комбинация таксанов и трастузумаба. Добавление трастузумаба к доцетакселу в исследовании M77001 позволило добиться увеличения частоты общего ответа до 61% по сравнению с 34% в группе монотерапии доцетакселом (p = 0,0002) [4]. Статистически значимым стал выигрыш медианы времени до прогрессирования заболевания: 11,7 месяца в группе трастузумаба и доцетаксела по сравнению с 6,1 месяца в группе доцетаксела (p = 0,0001). Медиана общей выживаемости в группе трастузумаба и доцетаксела составила 31,2 месяца против 22,7 месяца в группе доцетаксела (p = 0,0325). Причем в случае прогрессирования процесса больным группы монотерапии доцетакселом назначали трастузумаб. Из 92 больных, получавших трастузумаб и доцетаксел, общий объективный эффект наблюдался у 62% больных с общей выживаемостью 31,2 месяца. Трехлетний рубеж пережили 30,4% пациенток.

    Первичной целью исследования CLEOPATRA была выживаемость без прогрессирования по оценке независимых экспертов. Результаты исследования продемонстрировали cтатистически значимый выигрыш в выживаемости без прогрессирования. Медиана выживаемости без прогрессирования в группе пертузумаба была на 6,1 месяца больше, чем в группе плацебо, – 18,5 и 12,4 месяца соответственно (ОР 0,62; 95% ДИ 0,51–0,75; p

Ссылка на основную публикацию
Филиал на Серпуховской — Филиалы
Клиника Семейная на метро Серпуховская «Клиника Семейная» — современная медицинская клиника, в которой представлены амбулаторные, диагностические, консультативные и лечебные услуги....
Ущемленная грыжа симптомы, лечение, клинические рекомендации
При ущемленной грыже следует Ущемление является самым тяжелым осложнением грыж, наблюдается у 3 - 15% больных с грыжами. Ущемление -...
Фагоцитоз стадии и пути фагоцитоза
История открытия фагоцитоза фагоцитоз — фагоцитоз … Орфографический словарь-справочник ФАГОЦИТОЗ — Быстрое увеличение в крови числа белых шариков, вследствие проникновения...
Филлеры в носогубки — инъекционные препараты — гиалуроновые филлеры
Филлеры в носогубные складки 30 августа 2019 г. 5 минут на чтение Филлерами в носогубные складки называют препараты, которые омолаживают...
Adblock detector