Шизофрения в психиатрии симптомы, формы, лечение — ПС

Течение и прогноз шизофрении

Шизофрения у детей. Самые ранние формы характерных шизофренических психозов обнаруживаются в начальной школе, в возрасте 8—9 лет, но в этом возрасте они бывают редко. Тем не менее не приходится сомневаться, что детская шизофрения существует. Ее частота резко нарастает в препубертатном и пубертатном периодах.

При детских шизофрениях часто на первом плане стоят потеря контактности и распад речи, но встречаются и развернутое бредообразование, и сильные аффективные сдвиги.

То, что типичные шизофренические симптомы у маленьких детей не встречаются, понятно, если учесть, что такие симптомы, как нарушение мышления, речи, восприятий и эффективности, предполагают соответственное развитие этих функций, которого дети достигают только к школьному возрасту. Для понимания детской шизофрении надо исходить из положения, что до этого времени происходило нормальное, без задержек, развитие, или, иначе говоря, построение взаимоотношений с реальностью протекало нормально и лишь потом, сразу или постепенно, стало утрачиваться. То, что шизофренические психозы в этом возрасте, как правило, возникают подостро или даже остро, расценивается как надлом в развитии. Подобный надлом позволяет легко отграничить детские формы шизофрений от раннего детского аутизма (инфантильный аутизм), возникновение которого при тщательном анамнезе прослеживается почти до момента рождения или хотя бы до 2,5 года.

Пубертатная симптоматика, протекающая под флагом пренебрежения своими обязанностями в школе или на работе либо с явлениями общего плохого самочувствия, оценивается как состояние «нервозности», но может стать первым признаком начинающегося шизофренического процесса. С другой стороны, именно в этом возрасте даже тяжелые нарушения Я, какими являются деперсонализация и дереализация, или выраженная симптоматика навязчивостей, могут исчезнуть за короткое время без следа. «В пубертате все возможно» (Кречмер); под этим подразумевается, что в такой возрастной фазе любой психопатологический симптом может приобрести в последующем любой вид течения. Даже если такая псевдоневротическая пред-стадия шизофрении в этом возрасте является почти правилом (по К. Эрнсту, в 72 % случаев), не следует делать обратного вывода, что при появлении этой симптоматики обязательно будет развиваться шизофрения.

Чаще это бывают так называемые аутохтонные расстройства побуждений. После этапа ничем не примечательного развития у таких довольно зрелых юношей наступают истощение, затруднения о принятии решений и нарастающая самоизоляция. Многие начинают пренебрегать своей внешностью или обязанностями в семье. Иные реагируют ипохондрически и опасаются развития у себя какой-то болезни.

Такая сбивающая с толку и тревожащая близость пубертатных расстройств к шизофренической симптоматике объясняется, с одной стороны, свойственной этому возрасту неполноценности стабильного отношения к реальности, а с другой — развитием слабости Я, обусловленной этой фазой, которая находится под воздействием таких социальных факторов, как затянувшаяся семейная зависимость и социальная несамостоятельность. Кроме того, все чаще возникают проблемы свободы во взаимоотношениях отцов и детей. Готовность к бегству от реальности проявляется в свойственной этому возрасту склонности к радикальной идеологии, к бегству в наркомании, или в так называемые юношеские религии, или к разрешению своих антисоциальных тенденций на грани законности.

Некоторые шизофрении начинаются в препубертатном и пубертатном возрасте, казалось бы, с типичной меланхолической фазы, для которой может иметь место и реактивный повод.’ Поскольку это реактивное расстройство заканчивается спонтанно или под влиянием лечения, это успокаивает. Однако многократное повторение этой депрессивной фазы склоняет к мысли об аффективном психозе. Но вместо третьего или четвертого приступа депрессии неожиданно возникает типично шизофренический приступ. Гипотеза для объяснения этого явления состоит в том, что переживаемые больным непонятные изменения настроения (а также аффективные переживания окружающих) вызывают тяжелое потрясение личности, следствием чего является потеря чувства реальности и тем самым шизофренический психоз.

Начало. Большинство шизофрений начинается между пубертатом и третьим десятилетием жизни, у мужчин чаще между 20 и 25 годами, у женщин — между 25 и 30 годами. Кривая частоты у женщин падает медленнее; поздние шизофрении у женщин наблюдается чаще.

Вначале отмечаются необычные формы поведения и такие проявления, которые не воспринимаются как болезненные, а производят впечатление какой-то измененности или невротичности. Какая-то часть этих изменений преходящая, как показывает более поздний период болезни. Другие легкие психические расстройства сохраняются долго. Эта нехарактерная пред стадия может длиться месяцы и годы; многие больные чувствительны и робки, замыкаются в себе, другие необычайно оживлены и негативистичны, так что родители жалуются,. Что их в прошлом послушные и легко воспитуемые дети становятся своенравными и неуправляемыми. Характерно непонятное поведение (так называемая бессмысленная деятельность), пока наконец не наступит тяжелая симптоматика, частично под влиянием внешних факторов. Острое начало более редко.

Дальнейшее течение. После того как отзвучал первый приступ, дальнейшее течение шизофрений очень разнообразно, но ни в коем случае не всегда неблагоприятно. В то же время еще существует распространенная ложная информация о частых рецидивах, хронификации и резидуальных состояниях. Примерно 1/3 впервые заболевших выздоравливает без последствий; человек остается клинически здоровым, т. е. без психопатологических нарушений, хотя и не бесследно для его собственных переживаний. У других больных возникают рецидивы в разные периоды времени и с различной частотой. Эти рецидивы обусловлены различными факторами и их сочетаниями: наряду с собственными закономерностями течения, на повторное возникновение приступов могут влиять соматические и еще чаще психические факторы (так называемые стрессоры), а также возможное сопротивление больного (совладание) и, не в последнюю очередь, недостаточное или прерванное лечение нейролептиками. Эти факторы необходимо учитывать при пролонгированной терапии нейролептиками.

Повторные заболевания, называемые волнами или эпизодами, длятся в большинстве случаев около трех месяцев. В противоположность депрессивным или маниакальным фазам их начало и окончание менее четко очерчены. При таком волнообразном течении активность болезни исчерпывается чаще всего за 6—7 волн. Но и после этих повторных волн болезнь может отзвучать бесследно, пациент в интервалах останется практически здоровым (периодическое или лучше эпизодическое течение).

Однако нередко шизофренические волны оставляют последствия в форме изменений личности. Развитие этих резидуальных состояний и их воздействие на жизнь больного зависят не только от самой болезни, но и от психосоциальных факторов. Экзацер-бация симптоматики может происходить под влиянием окружающих условий, она рассматривается не как новая волна, а скорее как декомпенсация. При легких резидуальных состояниях пациент может сохранить адаптированность и трудоспособность (социальная ремиссия).

Только у небольшой части больных, примерно у 1/3, течение определенно неблагоприятное: волны оставляют стойкие и нарастающие изменения личности, с каждым рецидивом усиливается распад личности. Это прогредиентное течение ведет в целом к госпитализации.

Поскольку такого рода исследования проводились только на контингенте больниц, шизофрения и оценивалась (как мы теперь знаем, ошибочно) как неблагоприятно текущий процессуальный психоз. Новые исследования течения решительно ревизовали картину шизофрении. Хотя они проводились с помощью разных методик и в разных странах, результаты их во многом совпадают (М. Блейлер, Хубер, Чомпи, Мюллер и др.). После пятилетнего течения болезни наступает в среднем не ухудшение, а скорее даже улучшение состояния. Даже после многолетнего, вплоть до десятка лет текущего неблагоприятного процесса, нередки спонтанные или вызванные лечением улучшения, иногда даже выздоровление. «Течение не единообразно, до конца не предсказуемо, как сама жизнь» (Мюллер).

Обзор различных форм течения и их частоты приведен на рис. 20. В целом исследование течения показывает, что после первого приступа болезни выздоравливает около 75 %, из них 20 % остаются здоровыми в течение всей последующей жизни; следующие 15 % дают отчетливо благоприятное течение и около 15 % проявляют легкие остаточные явления болезни. У другой половины больных течение более неблагоприятное, большей частью волнообразное, с легкими или средней тяжести резидуальными состояниями. У 20—30 % течение прогредиентное и приводит к выраженной резидуальности.

Читайте также:  Сладкий привкус во рту - причины, диагностика и лечение

Тяжелые резидуальные состояния стали встречаться реже. Только в исключительных случаях сегодня встречаются имевшиеся ранее 15 % случаев, с ранним и острым началом и переходом в выраженные изменения личности. Изменилась и длительность госпитализации. При современной терапии она сократилась на четверть или около того. Около 60 % больных ныне достигают степени социальной ремиссии, восстанавливается трудоспособность. Благодаря улучшению терапии эти показатели можно еще увеличить. С другой стороны, показатель частоты суицидов (5-10 %) свидетельствует о том, как серьезно надо оценивать опасность этого заболевания.

И в детской психиатрии прогноз препубертатных и пубертатных психозов не столь негативен, как это считалось ранее. Около 50 % всех больных выздоравливает полностью, только шизофренические психозы детского возраста имеют до сих пор плохой прогноз и не поддаются терапевтическому вмешательству.

В каждом конкретном случае по началу заболевания трудно определить его прогноз. Статистически можно определить благоприятные и неблагоприятные признаки. В пользу хорошего прогноза говорят позднее начало болезни, ее острое начало, большой удельный вес дополнительных симптомов, выраженная аффективная симптоматика, несложная структура личности с хорошими возможностями контактов и приспособляемостью, возможное психореактивное развитие шизофренических волн. У женщин прогноз лучше, чем у мужчин.

Показатели плохого прогноза: медленное начало болезни, наличие основных симптомов, шизоидные и другие преморбидные личностные расстройства, расширение желудочков мозга на компьютерной томограмме, а также развивающийся алкоголизм (коморбидные заболевания и сопутствующие диагнозы).

Однако если и имеются один или несколько таких признаков, следует помнить, что течение шизофрений определяется не только закономерностями самой болезни, но и зависит от социальных обстоятельств и меняется под влиянием лечения.

Шизофрении в позднем возрасте. С возрастом шизофренические симптомы большей частью редуцируются, в том числе и при хроническом течении. Сениум имеет митигирующее влияние на шизофренические психозы. (Первые проявления могут возникать в позднем возрасте, но не в сениуме.) Рецидивы с острой симптоматикой встречаются реже. Сама симптоматика становится однообразнее. Как далеко заходят изменения личности (резидуальные состояния) и расстройства поведения, зависит также от жизненных обстоятельств. В позднем возрасте выздоравливает около 20 %, значительное улучшение наблюдается у 45 % больных.

С другой стороны, в позднем возрасте имеются случаи длительной госпитализации, что часто обусловлено социальными факторами. Больные нуждаются в нейролептиках в значительно меньших дозах, чем в среднем возрасте. В отношении физического здоровья показатели у этой группы хуже, чем у здоровых, в основном из-за недостатка заботы о здоровье и ухода в период болезни. Возрастная деменция при шизофрениях наблюдается не чаще, чем у других людей.

Резидуальное состояние. Если шизофрении протекают особенно неблагоприятно, то их развитие однозначно направлено в сторону шизофренического резидуального состояния. В этом конечном состоянии определяется больше основных симптомов, чем дополнительных; бред и кататонические расстройства уходят на задний план. Более определяющими становятся дурашливость поведения, расстройства мышления, ослабление потребностей, обеднение эмоций и прежде всего аутизм — «погружение в собственный мир мыслей» (Э. Блейлер) и потеря всех контактов с миром. Эти расстройства имеют разную степень выраженности. Классификация по МКБ 10: F20.S.

Шизофренические резидуальные состояния в меньшей мере являются непосредственным результатом болезни, а в большей — продуктом смирения больного со своей болезнью. Пациент, который представляется редуцированным в своей витальности и ведет себя аутично, отодвинут от реальностей жизни. Он спрятан, так сказать, за защитный вал, который спасает его от невыполнимых для него требований, на которые он отвечает усилением шизофренических расстройств. При этом, как показывает психотерапия хронических шизофреников, осуществляется защита и от более ранних конфликтов. Однако такая психодинамика резидуальных состоянии в некоторых случаях малоубедительна.

Оценка значения тех факторов, которые приводят к выработке резидуальных состояний, затруднительна. До сих пор не установлены строгие корреляции между определенными данными клиники и течения и рези дуальными состояниями, кроме разве что благоприятного прогностического значения аффективных симптомов. До сих пор неясно, имеется ли связь между шизофреническими резидуальными состояниями и определяемыми компьютерной томографией расширениями мозговых ликворных пространств. Установлено только, что развитию резидуальных состояний способствуют внешние факторы, прежде всего инактивация и изоляция больных (депривация). Положение больных шизофрениями в больницах старого образца способствует развитию таких состояний. То, что рассматривается как обусловленный болезнью и вызванный судьбой дефект, в значительной степени является следствием госпитализации (так называемый больничный артефакт).

Шизофрения: когда начать беспокоиться?

Спустя полгода после своего 17-летия Юля отказалась выходить из своей комнаты: ей стало казаться, что другие читают ее мысли и строят козни против нее. На все расспросы она сквозь зубы отвечала, что все в порядке. Родители думали, что дочь страдает от разрыва с молодым человеком, и надеялись, что именно этим объясняются странности в ее поведении. Лишь когда Юля начала слышать голоса в пустой комнате (она подозревала, что где-то установлен таинственный передатчик, который их посылает), в момент просветления она сама сказала себе, что это ненормально…

«Когда мы думаем о сумасшествии, чаще всего мы представляем человека с шизофреническим расстройством, — рассказывает психолог Филип Зимбардо. — Шизофрения — это расстройство психики, при котором сознание распадается на фрагменты, мышление и восприятие искажаются, а эмоции притупляются».

Запускает болезнь, как правило, сильный стресс, другое серьезное заболевание или атмосфера в семье

Болезнь может начинаться постепенно, и ее первые признаки легко спутать с кризисом переходного возраста. Тем более что медицинские исследования (МРТ, анализ крови) шизофрению не выявляют. Она может принимать более или менее серьезные формы. Кто-то будет погружаться все глубже в болезнь и проведет большую часть жизни в больнице. У других симптомы ослабеют настолько, что они смогут вести самостоятельную жизнь, работать. Чтобы успешно противостоять болезни, важно как можно лучше ее понять. Мы попросили экспертов ответить на вопросы, которые беспокоят родителей больше всего.

Каковы основные симптомы?

Шизофрения часто впервые проявляется между 15 и 25 годами. Замкнутость, неспособность действовать, трудности в общении, перепады настроения — некоторые симптомы шизофрении действительно напоминают проявления подросткового кризиса. Но нет причин серьезно беспокоиться, пока отсутствуют галлюцинации, бред и нарушения речи.

Галлюцинировать — значит воспринимать (видеть, слышать или ощущать) то, что не существует, но кажется реальным. «Галлюцинация возникает из-за того, что некоторые свои неприятные мысли или чувства человек воспринимает как нечто ему не принадлежащее, отдельное от него, и они принимают форму тревожных видений или голосов», — объясняет клинический психолог Татьяна Воскресенская. Например, человек с тяжелым чувством вины может в галлюцинациях видеть банду мучителей (символизирующих наказание), которые хотят его похитить.

Обычные странности подростка? Но если они продолжаются много месяцев подряд, можно предположить болезнь

Бред — ложные представления, которые сохраняются, несмотря на факты, свидетельствующие об обратном (так, Юля объясняла свои «голоса» существованием «передатчика»). И, как ни парадоксально, это тоже попытка самоисцеления.

«Усилием воображения подросток создает для себя картину мира, более понятную и менее болезненную, чем реальная, — рассказывает психиатр и психотерапевт Сергей Медведев. — Это способ справиться с ситуацией, которая для него непереносима. И хотя этот способ не слишком хорош и лишает его возможности приспособиться к окружению, другого у него в этот момент просто нет».

Психиатр Игорь Макаров в «Лекциях по детской психиатрии» рассказывает о подростке, к которому по ночам приходили «динозавры и бегемоты, с красными рогами, красными зубами. «У них зверские голоса… дикие… И они говорят, чтобы я с кем-нибудь поссорился, с мамой подрался…» Бред помогает больному «связать свою тревогу с каким-то объектом, найти ей объяснение и тем ее хотя бы немного успокоить», — уточняет Татьяна Воскресенская.

И наконец, во время острых состояний наблюдаются нарушения речи. Связность высказываний утрачивается. «Шизофреник общается с воображаемыми персонажами по поводу воображаемой ситуации и не способен внятно рассказать, что с ним происходит», — рассказывает Татьяна Воскресенская. Также больные изобретают новые слова, наделяя их смыслом, который понятен им одним. Однако у больных бывают моменты относительного покоя, когда они легче вступают в диалог.

Читайте также:  Эффективность и безопасность препаратов трехвалентного железа в лечении железодефицитной анемии #08

Откуда берется шизофрения?

Мы вынуждены признать: точных причин болезни никто не знает. Выдвигаются три гипотезы.

Первая — генетическая. «Риск оказаться шизофреником возрастает, если это расстройство есть у кого-то из близких родственников», — утверждает исследователь шизофрении Ирвинг Готтесман. Но дело тут не только в наследственности. Запускает болезнь, как правило, сильный стресс, другое серьезное заболевание или атмосфера в семье — болеющий родственник, общаясь с ребенком, может передавать ему свои страхи и особенности поведения.

Вторая — биологическая. С точки зрения биологии подростковый возраст — период, когда перестраиваются мозговые структуры. Одни нейронные связи возникают, другие исчезают. «Возможно, у некоторых подростков происходят «аварии», которые нарушают способность справляться с напряженными ситуациями и сильными чувствами, — поясняют психиатры Ракель Гур и Годфри Перлсон. — Но они могут просто сопровождать болезнь, а причина ее — в чем-то другом».

Третья гипотеза — психоаналитическая. Cогласно ей, «к болезни склонны те, кто бессознательно воспринимает себя как часть материнского тела, — поясняет психоаналитик Виржини Меггле. — Такой человек неспособен справляться с ситуациями, символически представляющими отделение от родителей: экзамен в школе, развод, сексуальные фантазмы, потеря близкого человека. Они травмируют его и могут спровоцировать начало болезни».

«Я должен помнить, мой сын и его болезнь — это не одно и то же»

Александр, отец 23-летнего Николая: «Я плохо уживаюсь с болезнью моего сына. То, что он переносит, — невыносимо, и то, чему он подвергает своих родных, тоже невыносимо. Шизофрения искажает отношения: мне необходимо как-то отделять своего ребенка от его болезни. Но он-то этого различия не делает: «Это нормально, что я не прибираюсь у себя в квартире: я болен. Это нормально, что я тебе звоню по восемь раз за рабочий день или что я никогда не отвечаю на оставленные тобой сообщения: я болен». Чтобы выстоять перед этим, надо помнить, что мы хотели этого ребенка, что он не сводится только к своей болезни, что это сын, брат, внук…

Чтобы держаться, я собирал информацию о болезни, лечении. Но в конечном итоге я мало что знаю. Это ситуация, к которой я никогда не привыкну и которую нельзя изменить. У меня есть ребенок. Он живет. Он без конца к нам обращается. Он не знает отдыха и не дает нам передышки. Я попытался поставить между ним, болезнью и собой какой-то барьер, который как-то ограждал бы и семью, и его самого: например, прежде чем отправить ответ на его сообщение, я его долго обдумываю, стараюсь оценить то, что он мне говорит, в зависимости от состояния, в котором он, по моему представлению, находится.

Мы ведь никогда не можем влезть в голову другому, особенно тому, кто страдает психическим заболеванием. Я не на его месте и отказался от попыток встать на его место. Иногда мне кажется, что он понимает меня лучше, чем я его. Это ужасно. У меня ни в чем нет уверенности. Единственное, что мне известно, это что любовь — лучшее лекарство. Я стараюсь сохранить ее и любить своего сына».

Винить ли наркотики?

Почти каждый пятый из 18–24-летних сообщает, что его знакомые употребляют наркотики. Но численность больных шизофренией, по данным Всемирной организации здравоохранения, остается стабильной и одинаковой во всех странах (примерно 1% населения, что соответствует почти полутора миллионам человек в России). Многие из них никогда не употребляли наркотических веществ. Однако наркотики, в том числе курение марихуаны, могут ускорять развитие болезни и влиять на частоту и тяжесть рецидивов, что признает большинство психиатров.

«Даже легкие наркотики снижают барьер между сознанием и бессознательным, и оттуда прорываются пугающие импульсы. В некоторых случаях это провоцирует болезнь», — подчеркивает Татьяна Воскресенская.

Делает ли болезнь человека опасным?

«Опасность больных шизофренией сильно преувеличена, — уверен Сергей Медведев. — Если они попадают в криминальные ситуации, то чаще в качестве жертвы». Шизофреник гораздо опаснее для себя самого, чем для других. Склонность к насилию может появиться у него главным образом под действием болезненных галлюцинаций — например, когда он начинает думать, что перед ним не его отец, а демон. В моменты острого кризиса шизофреник не отдает себе отчета в тяжести своего состояния. Иногда необходима временная госпитализация, чтобы защитить человека от него самого, избежать попыток самоубийства.

К кому обращаться?

«Имеет смысл выбрать опытного специалиста, того, кому вы будете доверять, — рекомендует Сергей Медведев. — Это не обязательно психиатр, можно обратиться к психологу, социальному педагогу или врачу общей практики. И уже специалист поможет принять решение, куда направить пациента на консультацию и лечение».

По Закону о психиатрической помощи родители имеют право привести к психиатру ребенка до 15 лет. «При этом они могут прийти для начала даже без него, — продолжает Сергей Медведев, — их присутствие более значимо, чем присутствие ребенка. Потому что именно им предстоит принимать решение и влиять на ситуацию». После этого для обращения к психиатру необходимо согласие самого пациента. «Но речь всегда идет не о том, чтобы менять человека, а о том, чтобы ему помогать», — подчеркивает Сергей Медведев.

Состояние примерно 25% тех, у кого была диагностирована шизофрения, в конце концов стабилизируется

Помогает ли лечение?

Методы лечения шизофрении постоянно совершенствуются. Они сочетают медикаменты и психотерапию, которая позволяет подростку понять, почему он не сумел выстроить для себя внутреннее пространство. Она также помогает ему найти опору, — это может быть литературное творчество, рисование, фотография, забота о животных, музыка… «Очень важно увидеть особый дар каждого больного, — подчеркивает Виржини Меггле. — Да, действительно, никто не знает, как вылечить шизофрению, но с ней можно управляться. Постарайтесь понять своего ребенка».

Шизофреники способны научиться осознавать свою болезнь, даже если не могут полностью ее контролировать. А состояние примерно 25% тех, у кого была диагностирована шизофрения, в конце концов стабилизируется. Сергей Медведев добавляет, что «современные средства реабилитации и психотерапии позволяют достигать такой ремиссии (ослабления симптомов), что, увидев шизофреника в этот период, незнакомый с его историей психиатр не поставил бы ему такой диагноз».

Куда обратиться за помощью?

« Новый путь » — сайт для родственников душевнобольных людей. Здесь можно найти телефоны и адреса организаций, оказывающих психиатрическую и социальную помощь, список полезных книг и телефонов, советы медиков.

Острые психические расстройства: каковы факторы риска?

Причины развития большинства психотических расстройств точно не известны. В их развитии, скорее всего, играет роль множество генетических и психологических факторов, имеют значение воспитание и окружающая среда.

22 незнакомки в ее голове: удивительная история Крис Сайзмор

Она стала прототипом главной героини оскароносного фильма «Три лица Евы». В теле Крис Сайзмор в течение 45 лет жили 22 личности разного возраста и характера. Но ей удалось справиться с психическим расстройством и вести активную социальную жизнь.

Рассказ шизофреника: как болезнь изменила всю мою жизнь

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Элис Эванс была студенткой, когда у нее появились признаки шизофрении. Последующие 10 лет она провела в доме своих родителей. Вот ее история.

Я впервые почувствовала себя очень плохо, когда мне было 20 лет. В то время я училась в университете.

Когда я поступила, мне было не по себе от того, что приходилось быть вдали от дома, но постепенно у меня появились друзья. Мне нравилось учиться, особенно курс драмы. Хотя в этот период меня посещало много депрессивных мыслей.

Читайте также:  Почему на гландах появляются гнойники Как избавиться от гнойников на миндалинах

Я работала на трех работах, чтобы оплачивать жилье. Вкупе с учебой такой образ жизни в какой-то момент стал невыносимым.

Все вокруг опустело, люди исчезли, а здания разрушились. Я шла совершенно одна по безлюдному, заброшенному городу.

Я практически совсем перестала спать. Тогда-то и начались проблемы.

Мне казалось, что окружающий мир утратил краски. Именно так можно описать мое тогдашнее состояние. Все стало серым и унылым.

Мысли и фразы стали ускользать от меня. Я начинала о чем-то думать и теряла нить. Вдобавок я не могла говорить. Слова просто физически не вылетали изо рта.

Появились постоянные страхи. Особенно страшно было, когда я начала слышать посторонние голоса по радио или по телевизору. Я не понимала, что происходит, и не догадывалась, насколько серьезно я больна.

Как-то в выходные меня навещали дядя с тетей. Мы гуляли по городу, и вдруг я увидела, что все вокруг опустело, люди исчезли, а здания разрушились. Я шла совершенно одна по безлюдному, заброшенному городу.

Конечно же, это было не так, но во время психического припадка видения и есть твоя реальность. И нельзя щелкнуть пальцами, чтобы все вернулось назад. Это невозможно.

Как в тумане

Этот период моей жизни прошел, как в тумане. Я все время пребывала в растерянности, ощущала себя измотанной и напуганной, поэтому помню о тех временах не очень много.

Из-за нарушений речи я не могла рассказать близким и друзьям о том, насколько серьезно мое состояние. Думаю, я и сама не до конца это осознавала. Человек, страдающий психозами, чаще всего боится в этом признаться.

Однажды я вышла из дома, совершенно не понимая, куда иду. Я бродила по улицам, одинокая и потерянная. Садилась в какие-то автобусы, чтобы добраться до дома, но не знала, по какому маршруту они идут. Рядом не было никого, кто бы мог помочь.

Каким-то образом, до сих пор не знаю как, меня подобрали мои друзья и отвезли к моим родителям в Девон.

После этого я не покидала родительский дом в течение 10 лет.

Родители отвели меня к психиатру, который разговаривал со мной очень ласково и прописал препараты, купирующие симптомы шизофрении. Эти симптомы выражались в галлюцинациях, различных маниях и душевном смятении.

Побочные эффекты

Услышав свой диагноз – шизофрения, – я даже обрадовалась. По крайней мере, я поняла, с чем имею дело, и могла начать борьбу за будущее.

Лекарства подействовали почти моментально, но мне хотелось пройти курс терапии, в рамках которой я могла бы поговорить о своей болезни. В то время такого рода лечение очень плохо финансировалось. Да и в наши дни психически больные люди сталкиваются с такой же проблемой.

Услышав свой диагноз – шизофрения, – я даже обрадовалась.

Принимая лекарства, я начала понемногу двигаться к исцелению. Понемногу начала возвращаться речь, я начала сама мыться и обслуживать себя на элементарном уровне. Те, кто говорит, что психические расстройства не влияют на физическое состояние, неправы. В моем случае мое тело тоже вышло из строя.

К сожалению, у моих препаратов были побочные эффекты, и примерно за год лечения я набрала более 60 килограммов.

Лишний вес был моей проблемой еще в школьные годы, хотя сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что тогда мне не о чем было волноваться. Такая мощная прибавка в весе усугубила мое состояние. Я чувствовала себя непривлекательной, не хотела видеться с друзьями, а моя боязнь выходить наружу исключала возможность заняться спортом.

Потом я нашла первую за много лет работу: мыла посуду в местном пабе. Я надевала наушники, включала любимую музыку и так работала всю смену, мне это даже нравилось. Но, к сожалению, здоровье давало о себе знать, и я не могла иметь постоянную работу. Это был какой-то порочный круг.

К новой жизни

Но однажды случилось чудо, благодаря которому я нашла новых друзей. Мне всегда нравились музыка и искусство, задолго до болезни. И моя мама убедила меня поступить в местный театральный кружок. Меня пугала перспектива находиться в обществе незнакомых людей и играть на сцене, но меня там приняли очень хорошо, и я получила роль в постановке, над которой шла работа.

Мне было очень трудно запоминать текст, но это никого не раздражало. У ребят была хорошая реакция и чувство юмора, они всегда спасали ситуацию, если я забывала слова.

Больше всех из группы я сдружилась с Тристаном. Он меня поддерживал во всем, и однажды я рассказала ему о своей шизофрении. У него тоже были некоторые психические расстройства, и мне было легко говорить с ним об этом, зная, что он меня понимает.

В один из дней он объявил, что решил поступить в университет и предложил мне тоже подать документы. Я была в ужасе, но его сила и поддержка вкупе с моей собственной внутренней верой в себя сделали свое дело. Я послала заявку и к моему огромному удивлению была принята в Институт искусств в Челси.

И тогда началась моя жизнь.

Несколько фактов о шизофрении:

  • Один из каждой сотни человек в Британии страдает шизофренией
  • Обычно болезнь проявляется примерно в 20 лет
  • Симптомы болезни делятся на позитивные и негативные. К позитивным относятся галлюцинации и мании, к негативным — отсутствие мотивации, замыкание в себе, отсутствие интереса к окружающей жизни. Негативные симптомы, как правило, более долгосрочны и труднее поддаются лечению.
  • Продолжительность жизни людей, больных шизофренией, на 15 лет меньше, чем у остальных

Источник: Rethink Mental Illness

_________________________________________________________________

Головокружительная карьера

Я начала делать фотографии и снимать фильмы, в которых передавала свои ощущения.

Через это искусство я могла рассказать другим гораздо больше о своих переживаниях, чем на словах. Еще один важный шаг на пути к нормальной жизни для меня заключался в том, что я попала к блестящим специалистам в области психических расстройств, которые помогли мне стать более независимой. Преподаватели и студенты в институте всячески поддерживали меня.

Два года назад моя ситуация снова немного «просела». Избыточный вес помешал организму эффективно справиться с легочной инфекцией, и я провела 10 дней в реанимации с признаками астмы. К счастью, я полностью поправилась, и мне разрешили пройти операцию по удалению лишнего веса – еще одна важнейшая глава в моей истории исцеления.

Я устроилась работать волонтером в местном благотворительном фонде, ориентированном на помощь душевнобольным. Там я приобрела много опыта и полезных навыков. Они же направили меня на речевую терапию, что тоже сыграло огромную роль в моем возвращении к нормальной жизни. К сожалению, финансирование фонда значительно сократилось, и отделение, в котором я работала, были вынуждены закрыть к разочарованию и персонала, и пациентов.

Однако мне крупно повезло. Перед тем как закрыться, сотрудники этого отделения помогли мне подать документы на получение степени магистра в Королевском институте искусств. Понемногу я сама начала заниматься преподавательской деятельностью, помогала другим открыть в себе художественные таланты. В настоящий момент я занимаюсь получением профессорской степени.

Мне понадобилось 20 лет, чтобы прийти к моему нынешнему состоянию, и у меня до сих пор случаются приступы. Жить с шизофренией очень трудно, и мне очень повезло, что моя семья и друзья оказали мне такую невероятную поддержку. Они и сейчас всегда оказываются рядом, когда мне становится хуже.

Если мы сможем победить стереотипы, добьемся хороших инвестиций в развитие этой области психиатрии и начнем оказывать своевременную поддержку людям с шизофренией, им не нужно будет барахтаться в одиночку, как это поначалу было со мной, а можно будет сразу начать двигаться в сторону выздоровления.

Ссылка на основную публикацию
Чувство дискомфорта в правом подреберье причины, диагностика, лечение и профилактика
Распирание в подреберье Распирание в подреберье считается распространенным, но в то же время специфическим проявлением, которое в значительной степени упрощает...
Что такое Мисвак (Сивак) и как пользоваться палочкой для чистки зубов 1
Сивак – зубочистка из дерева арак Посланник Аллаха (мир ему и благословение) сказал: «Я заповедал вам использовать сивак (корень дерева...
Что такое мононуклеоз и как его лечить — Лайфхакер
Мононуклеоз у взрослых [Мононуклеоз у взрослых] встречается крайне редко. Статистика показывает, что большинство людей перенесло заболевание в детском или подростковом...
Чудодейственное влияние соды на организм миф или реальность; архив материалов
Очищение организма содой Для полноценного протекания обменных процессов в организме должен поддерживаться правильный кислотно-щелочной баланс. Уровень pH может отклониться в...
Adblock detector