У кого мамы-папы умерли от рака Страница 14

ДЕТОКСИКАЦИЯ ПРИ КОМПЛЕКСНОМ ЛЕЧЕНИИ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

Posted January 23rd, 2014 by kaznmu & filed under Терапия.

УДК: 618.19.006-08:615.26:612.352.122

Р.С. МАДАЛИХОДЖАЕВ, А.К. БАЙМАГАМБЕТОВ, Б.УСЕНОВ, К.З. СЫЗДЫКОВ, М.Т. ИЖАНОВ, Е.А.ИБАДУЛЛАЕВ, Е.С.БАЙТЕМИРОВ, С.А.АЛИЕВ, С.Е.КАЗЫБЕКОВ

Международный Казахско-Турецкий Университет им. Х.Я.Яссави,

Кафедра хирургических дисциплин и сердечно-сосудистая хирургия

Цель исследования это повышение эффективности лечения рака молочной железы и улучшение качества жизни путем коррекции раковой интоксикации

экстракорпоральной гемосорбции и энтеросорбции.

Ключевые слова: раковая интоксикация, детоксикация, гемосорбция, энтеросорбция.

Актуальность. Рост и развитие злокачественной опухоли, как правило, сопровождается накоплением в организме опухоленосителе продуктов метаболизма уровня средних молекул, которые в зависимости от их количества вызывают у онкологического больного так называемую раковую интоксикацию в той или иной степени. Клиницистам-онкологам хорошо известно, что накопление в организме больного токсических метаболитов в большом количестве обязательно нарушит функцию многих жизненно важных органов и систем [1]. А химио или лучевая терапия приводят к углублению раковой или эндогенной интоксикации. И таким образом, образуется так называемый «порочный круг», т.е. чем сильнее и быстрее разрушится злокачественная опухоль, тем скорее может ухудшиться общее состояние больного, это особенно выражено при III — IV стадии опухолевого процесса [2,3,4].

Дать однозначное определение раковой или эндогенной интоксикации это сложно. Так в частности интоксикация при почечной недостаточности весьма напоминает уровень раковой интоксикации. Также следует отметить что, еще многие компоненты промежуточных метаболитов с токсическим действием не идентифицированы. Обычно неспецифическим маркером эндогенной интоксикации больного организма различного происхождения считается повышенное содержание олигопептидов со средней молекулярной массой от 500 до 5000 дальтон.

Таким образом, можно заключить: без тщательной коррекции раковой или эндогенной интоксикации не может быть адекватного лечения, а следовательно не может быть и полного излечения. В последнее время для борьбы с интоксикацией в медицине широко практикуется: экстракорпоральная гемосорбция , гемодиализ, форсированный диурез и ряд других методов. Однако все эти методы наряду с позитивом имеют и ряд недостатков, а именно: трудность выполнения процедуры, недостаточная эффективность, незначительная по времени длительность положительного эффекта. Выше перечисленные недостатки не дают возможности широкого применения в онкологии.

Наряду с этим, вопросы диагностики и лечения эндогенной (раковой) интоксикации в онкологической практике до последнего времени окончательно не разработаны. Хотя всем известно, что вопрос изучения степени эндогенной (раковой) интоксикации и ее коррекции у больных злокачественными новообразованиями особенно в процессе конкретного лечения чрезвычайно необходим не только для понимания причин возникновения осложнений и для повышения эффективности проводимого лечения.

Следует заметить, что раковая (эндогенная) интоксикация это длительный хронический процесс. Следовательно и метод проводимой детоксикации должен быть таким же длительным.

Значимость вопроса длительной детоксикации, а следовательно и качества жизни у больных раком молочной железы в процессе их наблюдения и лечения это актуальнейшая проблема современной онкологии.

Цель: Повысить эффективность проводимого лечения и улучшить качество жизни онкологических больных.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи.

Изучить эффективность углеродных гранулированных и волокнистых энтеросорбентов (ЭС) и экстракорпоральной гемосорбции (ГС) при химиотерапевтическом лечении.

Материал и методы. Исследование проведено у 112 больных раком молочной железы у которых степень распространения процесса соответствовала IV стадии. Из них :

1-я исследуемая группа, 57 больных, которые принимали гранулированные ЭС марки СКН по 1 столовой ложке (25-30г) три раза в день ( за 1,5 – 2 часа до приема пищи) в течение 7 дней. Затем, больным проводился курс полихимиотерапии по схеме СМF (циклофосфан + метотрексат + 5 фторурацил) или по схеме FAC (5 фторурацил + доксорубицин + циклофосфан).

Необходимо заметить, что в целях предупреждения элиминации цитостатиков энтеросорбентом, последний в день проведения химиотерапии не назначался.

И только на следующий день после полихимотерапии (ПХТ) продолжается прием ЭС в течение еще 2 недель.

2-я исследуемая группа, 28 больных, которые по выше описанной схеме принимали по 2 углеродоволокнистые таблетки марки АУВМ также три раза в день.

3-я исследуемая группа, 27 больных, которым проведена ГС гемосорбентом марки СКН-1к.

Контроль за динамикой эндогенной (раковой) интоксикации осуществлялся с помощью биологического парамецийного теста (простейшая инфузория туфелька) (ПТ), уровню средних молекул (СМ) от 500 до 5000 дальтон и подсчету ЛИИ- лейкоцитарного индекса ( из общего анализа крови).

Следует напомнить, что все выше названные тесты были изначально определены у 10 здоровых женщин волонтеров и полученные при этом результаты служили контролем.

Результаты исследования

В первой исследуемой группе, где больные в целях детоксикации принимали гранулированные углеродные сорбенты марки СКН по 1 столовой ложке у всех 57 больных исходные данные (до приема ЭС) колебались в пределах следующих значений : ПТ 70-150; СМ Е280 0,477, Е254 0,363; ЛИИ до 56. Через 7 суток после начала приема ЭС уровень эндогенной (раковой) интоксикации существенно уменьшился. Это выразилось в том, что: жизнь paramecium caudatum увеличилась до 163-175; уровень СМ уменьшился до Е280 0,334 Е254 0,342; ЛИИ снизился до 24-35. Однако, после ХТ, в течение 2-3 суток уровень эндогенной интоксикации быстро повысился до исходных параметров, а иногда и превышал их. Но к концу лечения вновь определялось снижение уровня эндогенной интоксикации. Во второй исследуемой группе, где больные принимали по 2 таблетки из волокнистого углерода марки АУВМ у 23 больных исходные показатели были следующими : ПТ от 80 до159; СМ Е280 0,480 Е254 0,360; ЛИИ до 59. Через семь суток приема волокнистых ЭС уровень эндогенной интоксикации существенно понизился, о чем говорят изучаемые показатели. Так ПТ увеличился до 158-169; уровень СМ понизился Е280 до0,344, а Е254 до 0,353; ЛИИ уменьшился до 28-44. После ХТ, особенно к третьим суткам уровень эндогенной интоксикации резко повысился и часто превышал исходные показатели. Но к концу лечения после двух недель приема ЭС уровень интоксикации был близок к показателям волонтеров. 3 группа, в которой 23 больным проводилась ГС: Исходные данные были следующие: ПТ 60-130; СМ Е280 0,487 Е254 0,374; ЛИИ до 60. После ГС уровень эндогенной интоксикации сразу резко снизился, так ПТ составил 160-230, в среднем 190; СМ Е280 0,300 Е254 0,270; динамику ЛИИ проследить не удалось. Такое значение парамецийного теста и средних молекул наблюдалось у 10 здоровых волонтеров. Однако этот эффект оказался непродолжительным и на вторые-третьи сутки вновь наблюдалось повышение уровня эндогенной (раковой) интоксикации.

Заключая следует отметить, что ГС хотя и обладает мощным детоксицирующим эффектом, но этот эффект оказывается кратковременным. В свою очередь при энтеросорбции волокнистыми или гранулированными сорбентами наблюдалось медленное, но существенное снижение уровня эндогенной интоксикации.

Установлено, что энтеросорбенты при приеме внутрь обладают длительным и выраженным детоксицирующим эффектом, и это именно то, что необходимо при хронической эндогенной (раковой ) интоксикации.

1 Мадалиходжаев Р.С. Лечение метастатического рака молочной железы с использованием общей управляемой гипертермии, гипергликемии и сорбционной детоксикации. – Ташкент: 1993. – С.42.

2 Николаев В.Г. Гемосорбция на активированных углях. — Киев: Наукова Думка,1998. – С.6.

3 Николаев В. Г. и др. Энтеросорбция: состояние вопроса и перспективы на будущее // Вестник проблем биологии и медицины. — 2007. — № 4. — C. 7–17.

4 Жекиш С. Углеродные гранулированные и волокнистые сорбенты в терапии рака молочной железы IV стадии. Ж. Хабаршысы №3 (60). – Шымкент: 2012.

Р. С. МӘДЕЛИХОДЖАЕВ, А. К. БАЙМАҒАМБЕТОВ, Б. С. ҮСЕНОВ, К. З. СЫЗДЫҚОВ, М. Т. ИЖАНОВ, Е. А. ИБАДУЛЛАЕВ, Е. С. БАЙТЕМИРОВ, С. А. ӘЛИЕВ, С. Е. ҚАЗЫБЕКОВ.

Читайте также:  Хейлетиеллез (бродячая перхоть) у кошек – поражение кожным клещём

СҮТ БЕЗІНІҢ ОБЫРЫ КЕЗДЕ КЕШЕҢДІ ЕМІНДЕ ДЕТОКСИКАЦИЯНЫ

Түйін: Қатерлі ісігі бар аурулар созылмалы эндогенді уланудың әсерінде емделудің қорытындысына теріс әсері етеді. Ауыз қуысы арқылы гранулды углеводтар сорбептерді қабылдау уланудың әсерін тез төмендетеді.

Түйінді сөздер: обырлық улану, детоксикация, гемосорбция, энтеросорбция.

R. S. MADELIKHODJAYEV, A. K. BAYMAGAMBETOV, B. S. USENOV, K. Z. SYZDYKOV, M. T. IZHANOV, Y. A. IBADULLAYEV, Y. S. BAYTEMIROV, S. A. ALIYEV, S. Y. KAZYBEKOV.

DETOXICATION IN COMPLEX TREATMENT OF BREAST CANCER

Resume: It is typically for cancer patients to have of some level endotoxicity, that is adversely reflected both in realization, and a result of treatment.

Per oral application of carbon sorbent globuls quickly reduces a level of toxicity.

Keywords: cancerous intoxication, detoxication, hemosorption, enterosorption.

Поисковые слова:

  • дезинтоксикация после химиотерапии
  • детоксикация при химиотерапии
  • сорбенты при раке

Добавить комментарий Отменить ответ

Scientific-Practical Journal of Medicine, «Vestnik KazNMU».

Научные публикации, статьи, доклады, рефераты, диссертации, новости медицины, исследования в области фундаментальной и прикладной медицины, публикации журнала «Вестник КазНМУ» и газеты «Шипагер».

ISSN 2524 — 0692 (online)
ISSN 2524 — 0684 (print)

Лекарственная терапия

С помощью лекарств сегодня лечат большинство опухолей. Это самый универсальный и самый распространенный метод лечения рака в силу его особенностей:

Виды лекарственной терапии

С развитием нанотехнологий, молекулярной медицины и генной инженерии в портфеле онкологов появились множество новых противоопухолевых препаратов, лекарства стали более избирательными к злокачественным клеткам и менее токсичными для здоровых тканей и организма в целом. Появились прицельные лекарства, так называемые таргетированные, молекулы которых воздействуют более избирательно на клетки рака.

Все лекарства против рака по механизму действия делят на цитостатические и цитотоксические. Первые, цитостатические, тормозят размножение злокачественных клеток и вызывают их апоптоз, или программу самоуничтожения, клеточный распад. Вторые, цитотоксические, препараты вызывают гибель клеток вследствие их интоксикации, разрушения оболочки и ядра клетки, других структур, и в конечном итоге некроз опухоли.

Учитывая разные механизмы действия, в большинстве случаев онкологи подбирают комбинацию из двух-трех препаратов разных фармакологических групп.

К лекарственному лечению онкологических заболеваний относят:

  1. Химиотерапию.
  2. Гормональную терапию.
  3. Иммунотерапию.
  4. Таргетную терапию.
  5. Фотодинамическую терапию.

Лекарственное лечение обычно проводится курсами. Курс включает время введения препарата (от 1 до 5 дней для внутривенных препаратов, может быть дольше для таблетированных препаратов) и время перерыва для восстановления организма и снижения риска побочных эффектов лечения. Перед началом каждого нового курса обычно производится контроль анализов крови и консультация врача онколога для решения вопроса о необходимости корректировки доз препаратов и/или увеличения интервала до следующего введения препарата.

Для длительного лекарственного лечения есть понятие «линий» лечения. «Линия» лечения – последовательное назначение одинаковых курсов химио- (или других видов) терапии. «Линия» лечения проводится до достижения необходимого эффекта или до момента потери чувствительности со стороны болезни. Если опухоль продолжила расти на фоне одной схемы химиотерапии – производится смена лекарств. Продолжение лечения с использованием новой схемы химиотерапии называется «Второй (третьей, четвёртой и т.д.) линией» лечения.

Химиотерапия

Химиотерапия – наиболее распространённый вид лекарственной терапии. Химиотерапия бывает:

1. Лечебной – когда химиотерапия является основным методом лечения заболевания. Например, для многих пациентов с лейкозами, лимфомами, герминогенными опухолями яичка химиотерапия может быть основным методом лечения, который часто приводит к выздоровлению. Для большинства пациентов с распространёнными формами рака, с метастазами в различные органы, химиотерапия является основным методом лечения, дающим максимальную возможность длительно сдерживать болезнь.

2. Неоадъювантной – когда химиотерапия предшествует основному методу лечения. Чаще всего такая химиотерапия назначается перед некоторыми видами операций, с целью уменьшения опухоли и снижения активности её клеток.

3. Адъювантной – её ещё называют «профилактической». Она назначается после основного метода лечения, чаще всего после операции, с целью снижения риска возврата болезни.

К наиболее распространённым противоопухолевым препаратам относят следующие группы:

1. Алкилирующие антинеопластические препараты.

Механизм их действия основан на внедрение алкильной группы препарата к ДНК раковой клетки: происходит нарушение структуры ДНК и она не может дальше делиться, запускается апоптоз. В эту группу входят: производные бис-B-хлорэтиламина — исторически первые цитостатические противоопухолевые средства; производные нитрозомочевины и препараты платин, содержащие двухвалентную платину.

2. Алкилирующие триазины.

Неклассические алкилирующие агенты, пролекарства, которые для проявления своей противоопухолевой активности должны пройти ряд метаболических превращений в организме, в результате которых образуются метилирующие агенты. Последние, внедряясь в ДНК и РНК раковой клетки, не позволяют ей дальше делиться.

3. Антиметаболиты.

Конкурентно вмешиваются в процесс деления клетки, вызывая ее апоптоз.

4. Антрациклиновые антибиотики.

Механизм их действия основан на цитотоксическом действии. Они ингибируют синтез ДНК, нарушают проницаемость клеточных мембран и другие механизмы жизнедеятельности клеток.

5. Ингибиторы топоизомеразы I и топоизомеразы II, ингибиторы образования микротубул и ингибиторы веретена деления.

Цитостатические препараты, избирательно нарушающие структуру ДНК и деление раковых клеток на разных этапах.

Химиопрепараты в большинстве случаев вводятся внутривенно или перорально, тогда они оказывают системное воздействие на весь организм. Но могут быть использованы и местно, например, во время хирургической операции для обработки операционного поля, или регионарно, например, в желудочки головного мозга.

Гормональная терапия

Показана только для гормоночувствительных видов рака. Будет ли опухоль реагировать на лечение гормонами или нет, определят с помощью специальных анализов и лабораторных исследований клеточного материала, взятого из опухоли.

Опухоли, реагирующие на гормоны, часто обнаруживают в репродуктивной системе и железах внутренней секреции, например, это:

  • рак молочной железы
  • рак предстательной железы
  • рак яичников
  • рак эндометрия (рак тела матки).

Гормонотерапия может быть назначена до удаления опухоли с целью стабилизации ее роста или уменьшения размера, тогда она называется неоадъювантной. Или после — с целью предотвратить повторный рост или метастазирование, такую терапию называют адъювантной.

На поздних неоперабельных стадиях опухолей, чувствительных к данному лечению, гормональная терапия может использоваться в качестве основного лечения. Как паллиативное лечение некоторых видов рака она достаточно эффективна и может продлить жизнь пациента на 3-5 лет.

Иммунотерапия

Иммунитет играет важную роль в профилактике и борьбе с раком. В норме иммунные тельца распознают атипичную клетку и убивают ее, защищая организм от развития опухоли. Но когда иммунитет нарушается в силу разных причин, и раковых клеток становится много, тогда опухоль начинает расти.

Иммунотерапия при раке помогает организму справится с заболеванием за счет активизации защитных ресурсов и не допустить развития повторных опухолей и метастазов. В онкологии используют интерфероны, вакцины от рака, интерлейкины, колониестимулирующие факторы и другие иммунные препараты.

Лечение подбирает иммунолог на основе лабораторных данных о состоянии иммунной системы онкопациента совместно с лечащим врачом-онкологом и другими специалистами, участвующими в лечении конкретного пациента.

Основные механизмы иммунотерапии:

  • подавление роста опухолевых клеток и их последующее уничтожение;
  • профилактика рецидива опухоли и образования метастазов;
  • уменьшения побочного влияния противоопухолевых средств, лучевой терапии;
  • профилактика инфекционных осложнений при лечении опухолей.

Таргетная терапия

От английского target — цель, мишень. Относят к перспективным методам молекулярной медицины, будущему в лечении онкопатологий, как и разработку вакцин против рака.

Таргетные лекарства очень специфичны и разрабатываются под конкретный мутировавший ген раковой клетки данного вида опухоли. Поэтому до таргетного лечения обязательно проводят генетическое исследование материала, взятого на биопсию.

Например, разработаны эффективные таргетные препараты для лечения различных генетических форм рака молочной железы, множественной миеломы, лимфомы, рака предстательной железы, меланомы.

В силу своей специфики и целевого попадания на раковую клетку-мишень таргетные препараты более эффективны для лечения опухолей, чем например, классические противоопухолевые. И менее вредны для нормальных клеток, не обладающими характеристиками опухолевых. Многие таргетные методы относят к иммунотерапии, так как по сути они формируют нужный иммунный ответ.

Фотодинамическая терапия

Осуществляется препаратами, воздействуя световым потоком определённой длины волны на раковые клетки и разрушая их.

Читайте также:  Энтеросгель - инструкция по применению, для детей, как принимать, аналоги

Побочные эффекты лекарственного лечения рака

Самое известное и пугающее онкопациентов осложнение после химиотерапии — выпадение волос. Происходит потому, что противоопухолевые препараты токсичны для молодых активно делящихся клеток, какими являются в том числе волосяные фолликулы и ногтевые пластины. На практике далеко не все виды химиотерапии вызывают выпадение волос. Это осложнение характерно для узкого спектра препаратов, многие пациенты с ним не сталкиваются. На время действия препарата может снижаться активность обновляющихся клеток организма, из-за чего перестают расти ногти и волосы, происходит выпадение волос, угнетается система кроветворения. После курса химиотерапии необходим восстановительный период, в течение которого организм приходит в норму.

Выраженные осложнения наблюдаются далеко не у всех пациентов, но риск их возрастает с увеличением продолжительности лечения.

Часто встречаются следующие побочные эффекты после проведения лекарственной терапии:

  • выпадение волос, ломкость ногтей;
  • тошнота, рвота;
  • нарушение аппетита, изменение вкуса;
  • анемия, кровотечение;
  • нарушение иммунитета;
  • диарея;
  • бесплодие, нарушение сексуальной и репродуктивной сферы.

Большинство осложнений поддаётся корректировке, при правильном проведении лечения многие из них можно предотвратить или остановить при первом проявлении. Тяжёлые осложнения могут быть причиной увеличения интервалов между курсами химиотерапии.

Эффективность

Чем раньше обнаружен рак и точнее диагностирован тип опухолевых клеток, тем успешнее лечение рака и благоприятнее прогноз выздоровления. Поэтому следует постоянно следить за состоянием своего здоровья, проходить диагностические исследования согласно возрасту, не закрывать глаза на недомогание или периодический дискомфорт в теле. Также лучше не тратить время на попытки вылечиться самостоятельно или при помощи нетрадиционной медицины, не имеющей никаких убедительных данных об эффективности, игнорируя современные методы медицинского лечения. Так можно только запустить онкологический процесс, усугубить стадию заболевания и затруднить последующее лечение. Не теряйте драгоценное время, обследуйтесь в специализированных центрах на современном оборудовании у высококвалифицированных врачей.

Раковая интоксикация отзывы

Рак толстого кишечника в последние годы привлекает особое внимание ученых и клиницистов в связи с неуклонным ростом заболеваемости данной патологией, прежде всего в социально-экономических развитых странах. Каждый год на планете диагностируется более 800 тыс. вновь выявленных пациентов с колоректальным раком и 440 тыс. смертей от него, при этом общее количество больных составляет 3,5 млн человек [2, 3, 6]. Несмотря на внедрение новых медицинских технологий и значительные достижения в онкологии и хирургии, по-прежнему продолжается рост числа больных с осложненными формами колоректального рака. Так, в 2001 г. было зарегистрировано 24 849 вновь заболевших раком ободочной и 20 541 – раком прямой кишки. В 2003 году (10 лет назад) в России выявлено 50 689 новых случаев заболевания, на данный момент имеется тенденция роста данной нозологической единицы [1, 5].

В 2003 году в России от данной патологии умерло 36 036 человек [1, 5]. Прирост стандартизированных показателей смертности за последнее десятилетие наиболее выражен при раке ободочной кишки за счет осложнений в послеоперационном периоде – 13,3 % [5, 6]. Основной причиной летальности при данной патологии является отсутствие раннего выявления злокачественных заболеваний толстой кишки и развившихся осложнений [4, 7].

Цель исследования: анализ осложнений в периоперационном периоде хирургического лечения больных раком толстого кишечника.

Материал и методы исследования

С 2010 по 2012 годы в клинике кафедры госпитальной хирургии медицинского факультета им. Т.З. Биктимирова Ульяновского государственного университета г. Ульяновска пролечено 196 больных по поводу осложненных форм рака толстой кишки. Мужчин было 101 человек (51,5 %), женщин – 95 (48,5 %) в возрасте от 36 до 86 лет. Анализ возрастного состава больных показал, что 138 (70,4 %) пациентов были пожилого и старческого возраста, опухолевый процесс у которых был отягощен сопутствующими заболеваниями сердечно-сосудистой системы, органов дыхания и мочевыделительной системы, а также нарушениями обменных процессов. И 58 (29,6 %) пациентов были молодого и среднего возраста. Диагностика распространенности рака ободочной кишки, выявление осложнений опухолевого процесса, а также сопутствующих заболеваний основывались на комплексе клинико-инструментальных обследований, который включал лабораторные, рентгенологические, ультразвуковые, эндоскопические и морфологические методы диагностики.

Наиболее информативными в диагностике острой кишечной непроходимости оказались рентгенологические и эндоскопические методы исследования. Патогномоничным рентгенологическим признаком явились наличие горизонтальных уровней жидкости и скопление газа в кишечнике в виде «чаш Клойбера». Они наблюдались у 95 % больных как в ободочной, так и в тонкой кишке. Проведение и интерпретация ультразвуковой диагностики (УЗИ) при вздутии живота и переполнении кишечника были затруднительны, что позволило лишь в 23 % случаев подтвердить диагноз непроходимости кишечника с локализацией опухолевого процесса. В диагностике формирования внутрибрюшного абсцесса вследствие перфорации опухоли или параканкрозного воспаления у 15 (7,6 %) пациентов наиболее ценной явилась УЗИ-диагностика. Экстренное эндоскопическое исследование, выполненное 10 (5,1 %) больным, позволило установить факт наличия опухоли и ее локализацию лишь в 50 % случаев из-за невозможности адекватной подготовки кишечника к исследованию.

В зависимости от осложнений злокачественных опухолей толстой кишки было выделено четыре группы пациентов, представленные в таблице, в клинической картине которых преобладали основные симптомы: первая группа – острая толстокишечная непроходимость – 98 (50,0 %), вторая группа – воспалительные параканкрозные осложенения с элементами абсцедирования – 45 (23,0 %), третья группа – перфорация опухоли с развитием перитонита различной распространенности – 28 (14,3 %), четвертая группа – профузное кишечное кровотечение – 25 (12,7 %).

Группы пациентов, распределённые по клиническим проявлениям

Симптомы рака толстого кишечника

Острая толстокишечная непроходимость

Воспалительные параканкрозные осложенения с элементами абсцедирования

Перфорация опухоли с развитием перитонита

Профузное кишечное кровотечение

Большая часть выявленных осложнений отмечена у пациентов с раком сигмовидной и слепой кишок – 78 %. Осложненные опухоли в 36 % случаев (n = 70) локализовались в правой половине ободочной кишки, в 59 % (n = 116) – в левой, в поперечной ободочной кишке у 5 % (n = 10) больных.

Наибольшее количество больных с вновь диагностированным колоректальным раком приходится на 3–4 стадию заболевания [1, 2]. По нашим данным, у большинства оперированных пациентов – 123 (62,7 %) – выявлена III стадия, у 54 (27,5 %) – IV стадия рака ободочной кишки и лишь у 19 (9,8 %) – II стадия.

При анализе данных обследования и клинической картины, изучении операционных находок и морфологического материала не было обнаружено зависимости распространения процесса от пола и возраста больных. Во всех группах больных по данным гистологического исследования основное место занимали аденокарциномы различной степени дифференциации – 80,8 %, гораздо реже встречались перстневидно-клеточные и недифференцированные формы рака (7,1 и 12,1 % соответственно).

В 45 % наблюдений во время оперативного вмешательства было обнаружено метастатическое поражение регионарных лимфатических узлов, отдаленные метастазы выявлены у 27 % обследованных с наиболее частой локализацией в печени (62 %), легких (12 %), канцероматоз брюшины выявлен в 18 % наблюдений.

Результаты исследования и их обсуждение

Острая обтурационная толстокишечная непроходимость (n = 98 (50 %)) являлась самой частой формой осложнений рака ободочной кишки. Причем в 75 % это были больные старше 60 лет. Преобладающее число пациентов с этим осложнением составили больные с опухолями сигмовидной (n = 54 (53,3 %)) и слепой (n = 29 (31 %)) кишок. В эту группу вошли больные с декомпенсированным нарушением проходимости ободочной кишки и при отсутствии эффекта от консервативных мероприятий, направленных на разрешение непроходимости кишечника. Клинически у всех были отмечены анемия, интоксикация, гипопротеинемия и нарушение водно-электролитного баланса. В 59 % наблюдений отмечены проявления токсико-анемичного синдрома преимущественно у пациентов с локализацией опухоли в правых отделах ободочной кишки. Неблагоприятным явился тот факт, что у 21 (22 %) больного обтурационная непроходимость сочеталась с опухолевым перифокальным воспалением, у 12 (11 %) – имела место перфорация опухоли в свободную брюшную полость с развитием разлитого перитонита, у 4 (4 %) – с пенетрацией опухоли в брыжейку тонкой кишки с развитием абсцесса. Предоперационная подготовка заключалась в проведении лечебных мероприятий, направленных на коррекцию водного и белково-электролитного баланса, кислотно-щелочного состояния, купирования интоксикации.

Читайте также:  Материалы конгрессов и конференций vii российская онкологическая конференция

Объем операции при обтурационной непроходимости ободочной кишки зависел от локализации опухоли, степени непроходимости, состояния толстой кишки, характера метастазирования, тяжести общего состояния и наличия сопутствующих заболеваний. Из 70 оперированных пациентов с локализацией опухоли в правых отделах ободочной кишки в 21,2 % (n = 15) случаев выполнили правостороннюю гемиколэктомию с наложением илеотрансверзанастомоза и интраоперационную декомпрессию тонкой кишки. Восьми (11,4 %) пациентам с локализацией нерезектабельной опухоли в печеночном изгибе и восходящем отделе ободочной кишки были выполнены паллиативные симптоматические операции – наложение илеотрансверзанастомоза с обязательной зондовой назоинтестинальной декомпрессией, пятерым пациентам (7,1 %) этой группы при наличии тяжелой сопутствующей патологии наложена разгрузочная цекостома. При IV стадии онкологического процесса с наличием отдаленных метастазов, но при технически возможной резектабельности опухоли считали правомочным выполнение паллиативной санационной правосторонней гемиколэктомии с первичным наложением анастамоза.

При раке левой половины и поперечно-ободочной кишок, осложненных кишечной непроходимостью, у 71 (61,2 %) пациента выполнены резекции сегмента кишки со стенозирующей опухолью с последующим ушиванием дистального отрезка кишки и выведением проксимального конца в виде одноствольной колостомы на переднюю брюшную стенку по типу операции Гартмана. При неоперабильности опухоли 45 (38,7 %) пациентам были наложены разгрузочные трансверзо- и сигмостомы.

Умерли после операции 12 (12,2 %) пациентов от прогрессирующей раковой интоксикации и декомпенсации сопутствующей патологии.

Параканкрозные воспалительные процессы осложняют клиническое течение рака ободочной кишки. По нашим данным, воспалительные изменения в опухоли, выходящие за пределы кишечной стенки, составили 22,9 % (n = 45). У большинства пациентов (n = 38 (84 %)) опухоль с перифокальным воспалением локализовалась в правой половине ободочной кишки, что клинически проявлялось токсико-анемичным синдромом. И только у 7 (16 %) пациентов воспалительный процесс локализовался при опухолях селезеночного изгиба и сигмовидной кишки.

Клинические проявления в этой группе зависели от степени выраженности и характера воспалительной реакции тканей вокруг опухоли (стадии развития опухолевого процесса, локализации опухоли, реактивности организма больного). В 87 % случаев эти больные поступали по неотложным показаниям с симптоматикой острых хирургических заболеваний органов брюшной полости или забрюшинного пространства. Сложность дифференцировки перифокального воспаления, обусловленного опухолью или доброкачественной воспалительной инфильтрацией стенки ободочной кишки (при дивертикулите, болезни Крона, неспецифическом язвенном колите), позволяла разрешить эндоскопическое исследование. При ирригоскопии определялся суженный участок ободочной кишки, неровность рельефа слизистой, выход контрастного вещества за пределы кишечной стенки, что не позволяло отдифференцировать опухолевое поражение от доброкачественного воспалительного процесса. В сомнительных случаях при наличии положительных симптомов раздражения брюшины, а также в связи с дифференциальной диагностикой острой хирургической патологии органов брюшной полости у 8 (17,7 %) пациентов была выполнена диагностическая лапароскопия, которая позволила определить характер воспалительного процесса и его распространенность. У 22 больных (51,1 %) этой группы при отсутствии симптомов перитонита и прогрессирования воспалительного процесса предпринята выжидательная тактика, позволяющая выполнить операцию в плановом порядке после купирования воспалительного процесса путем проведения курса антибактериальной и детоксикационной терапии. Однако у 15 (33,3 %) из 45 больных с клиникой прогрессирования перитонита и кишечной непроходимости пришлось выполнить экстренные оперативные вмешательства.

При локализации опухоли в правых отделах, печеночном изгибе, правой трети поперечной ободочной кишки с распространением воспалительной инфильтрации на брыжейку у 25 (55,5 %) больных была выполнена расширенная правосторонняя гемиколэктомия с адекватным дренированием забрюшинной клетчатки и брюшной полости в зоне оперативного пособия. При левосторонней локализации (n = 8 (16 %)) выполняли операцию типа Гартмана, так как наличие даже умеренного перифокального воспаления тканей в зоне оперативного вмешательства не создают условия для безопасного наложения первичного толстокишечного анастомоза, тем более при наличии параканкрозных абсцессов.

Тяжелым осложнением при раке ободочной кишки является перфорация кишечной стенки. Перфорацию кишечной стенки в зоне опухоли и диастатическую перфорацию проксимальнее опухоли мы наблюдали у 28 (14,2 %) больных. Значительно чаще это осложнение развивалось при поражении левых отделов ободочной кишки (n = 26 (92,8 %)) с перфорацией опухоли вследствие ее распада. Перфорация вне зоны опухоли от пролежня каловым камнем или перерастяжения кишечной стенки при обтурационной непроходимости выявлена у 2 (7,2 %) больных. Обнаруженные осложнения позволяют предполагать, что ведущим этиологическим фактором при диастатической перфорации кишки являются сосудистые расстройства и дистрофические изменения стенки кишки, тогда как основной причиной перфорации самой опухоли явились нарушения кровоснабжения с последующей ишемией и некрозом. Во всех случаях перфорации обнаружены при III и IV стадии заболевания преимущественно у пациентов пожилого и старческого возраста.

Все пациенты этой группы были оперированы в экстренном порядке. При перфорации самой опухоли, располагающейся в левой половине ободочной кишки, 24 пациентам (85,7 %) выполнили обструктивные резекции типа операции Гартмана. «Прикрытые» перфорации опухоли и ограниченный характер перитонита при правосторонней локализации позволили у двух (4,4 %) пациентов выполнить правостороннюю гемиколэктомию.

Исходы лечения в этой группе пациентов характеризовались наибольшим количеством осложнений и летальных исходов (n = 12, что составило 42,8 %).

Кишечные кровотечения являются нередким осложнением рака ободочной кишки. Мы наблюдали 25 (12,7 %) больных с профузными (n = 7, то есть 28 %) и рецидивирующими (n = 18 соответственно 72 %) кровотечениями из опухолей толстой кишки. Локализация опухолей, явившихся источником профузного кровотечения, по нашим данным была преимущественно в левой половине ободочной кишки (92 %), тогда как для рецидивирующих кровотечений более характерна правосторонняя локализация опухоли (8 %). Как правило, возникновение обильных кровотечений связано с аррозией сосудов при распаде опухолевой ткани.

Клиническая картина кишечного кровотечения проявляется значительной слабостью пациентов, анемией и кровянистыми выделениями или кратковременными периодическими кровотечениями из прямой кишки. Длительность существования этих признаков у 20 пациентов (80 %) превышала несколько месяцев. Эти больные длительно лечились и обследовались по поводу анемии, которая в определенной степени была связана не только с кровотечением, но и с раковой интоксикацией. Половина пациентов этой группы (n = 13, что составило 52 %) поступила в стационар с анемией тяжелой степени и требовала заместительных гемотрансфузий.

В диагностический алгоритм этой группы пациентов нами включены эндоскопия и ультразвуковая диагностика, которые в 72 % случаев помогли поставить правильный диагноз. Проведение экстренной диагностической фиброколоноскопии у 5 (20 %) больных было затруднительным вследствие невозможности адекватной подготовки кишечника к исследованию из-за наличия сгустков крови и поступления её из проксимальных отделов кишки, затрудняющих визуализацию и идентификацию источника кровотечения.

В связи с отсутствием эффекта от гемостатической терапии и невозможностью выполнения эндоскопического гемостаза 2 пациента с профузным кишечным кровотечением опухолевого генеза были оперированы по жизненным показаниям в ургетном порядке, выполнена правосторонняя гемиколэктомия. Крайне тяжелое состояние двух пациентов старческого возраста с анемией тяжелой степени позволило выполнить только паллиативные резекции сигмовидной кишки с кровоточащей опухолью по типу операции Гартмана. Эта группа пациентов с геморрагическими осложнениями опухолей ободочной кишки характеризовалась наименьшим количеством послеоперационных осложнений и двумя летальными исходами.

У 166 (84,7 %) пациентов удалось выполнить радикальную операцию. Умерло 26 пациентов, следовательно, послеоперационная летальность составила 13,3 %. Наибольшее количество осложнений в послеоперационном периоде выявлено у больных с перфорацией опухоли и развитием перитонита.

Таким образом, непосредственные результаты хирургического лечения больных осложненным течением рака ободочной кишки находятся в прямой зависимости от своевременной диагностики основного заболевания и его осложнения, обоснованной хирургической тактики, выбора способа и техники выполнения оперативного вмешательства, а также от полноценной профилактики и терапии послеоперационных осложнений.

Несмотря на современный уровень организации и оснащенность медицинской помощи, ранняя диагностика рака толстого кишечника остается на низком уровне, и выявление данной патологии происходит на поздних стадиях, что способствует увеличению периоперационных осложнений.

Рецензенты:

Кукош М.В., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой факультетской хирургии, ГБОУ ВПО «Нижегородская государственная медицинская академия» Минздрава России, г. Нижний Новгород;

Островский В.К., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой общей и оперативной хирургии с топографической анатомией и курсом стоматологии, ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный университет», г. Ульяновск.

Ссылка на основную публикацию
Трудно дышать, при вдохе не хватает воздуха симптомы и причины
Как помочь себе, если трудно дышать? Отвечает врач Вы наверняка слышали, что трудности с дыханием могут быть симптомом коронавируса. Но...
Тревожный симптом патологии у новорожденных – клиника «9 месяцев»
Cимптомы ДЦП у новорожденного ребенка Для малышей болезни нервной системы крайне опасны, особенно до года, ведь в этот момент они...
Тредмил-тест показания и противопоказания, подготовка, проведение детям и взрослым, виды — нагрузочн
Тредмил-тест Тредмил-тест – вид диагностической провокационной пробы, применяющийся для оценки функциональной способности сердца и легких. Дозированная нагрузка дается на тренажере...
Труксал – инструкция по применению, показания, дозы, аналоги
ТРУКСАЛ Действующее вещество Состав и форма выпуска препарата Таблетки, покрытые пленочной оболочкой темно-коричневого цвета, овальные, двояковыпуклые. 1 таб. хлорпротиксена гидрохлорид...
Adblock detector